• Номер в Росреестре: 465
  • Дата регистрации: 17.03.2016

Крымские виноделы рассказали о проблемах развития отрасли

В редакции «Крымской правды» побывали два известных винодела полуострова - Николай Донцов и Евгений Шольц-Куликов. Оба они обеспокоены судьбой отрасли. Люди, десятки лет жизни отдавшие винограду и вину, не могут спокойно смотреть на то, что происходит. Николай Донцов - известный фермер-винодел, Евгений Шольц-Куликов - доктор наук, профессор, вернувший к жизни первую в России кафедру виноделия, написавший множество книг и брошюр. Наши гости знают о виноделии и виноградарстве всё.


Foto-47


- Какая проблема на данный момент самая актуальная? Почему вы считаете, что отрасль нужно спасать?

Николай Донцов: Сейчас виноделие скованно ограничениями, оно не развивается. До сих пор существует 171-й закон от 22 ноября 1995 года, подписанный Борисом Ельциным. Его уже правили раз тридцать, а толку нет. Сейчас готовятся очередные изменения, что позволят всем, кто хочет, выпускать низкопробную продукцию, которую нельзя продавать рядом с настоящим вином. По этому закону разрешено 50% виноматериала доводить до 100% с помощью воды, сахара, спирта, красителей и ароматизаторов. Смешиваем, получаем винный напиток, продаём и зарабатываем деньги. Уничтожаются натуральные крымские вина. Я своими глазами недавно видел тетрапак «Легенда Крыма» за 96 рублей, выпущенный в Пензе. Вот это и есть чистейший фальсификат. С таким законом можно делать винные напитки даже в Якутии, а у нас не будет стимула для выращивания винограда. Винные напитки в виноделии должны быть запрещены законом. Они имеют право на существование только в ликёро-водочной промышленности.

Евгений Шольц: Чтобы двигаться вперёд, нужно знать свои недостатки и вовремя их исправлять. Самое главное то, что у нас до сих пор нет закона о вине.

Первое, что следует закрепить в законе, - недопустимость использования в гибридах вредных для человека, но устойчивых к болезням, американских сортов винограда. Весь мир давно отказался от них, а в России они ещё и в почёте. Если кто-то из наших виноделов на малоценных гибридах строит своё коньячное благополучие, это можно временно узаконить до раскорчёвки виноградников и больше не тиражировать.

Второе - у нас виноградарь, создающий на плантациях российское вино, по уровню оплаты за свой труд находится на последнем месте, а продавец вина - на первом. Не торговля, не многоступенчатая перепродажа вина определяет лицо отрасли, а цех № 1 решает судьбу вина. Это - наше виноградарство. Если будет хорошая оплата труда, молодёжь потянется к виноградарям, а в этом - залог нашего будущего.

Пора уже закладывать маточники подвойных и привой­ных лоз, изыскивать средства и энтузиастов для создания собственных прививочных мастерских. Хлопотное это дело и малодоходное. Институт «Магарач» и Минсельхоз просто обязаны объединиться в этом, а для начала - создать дорожную карту. Если сегодня мы не начнём вплотную заниматься новыми виноградниками, лет через 8-10 придём к печальным результатам.

Селекционерам пора заняться невыгодным, но полезным для отрасли делом - постоянным пополнением клонов с положительными признаками старых, надёжных, высокоценных европейских сортов винограда. И, конечно же, своих, аборигенных сортов винограда. На этом держится мировое виноделие, это обеспечивает высокий уровень урожайности виноградников. За 100 лет в Европе создано всего несколько сортов и, конечно, без американской устойчивости к болезням. Все в мире давно знают, что это блеф - скрещивать высокоценные европейские сорта винограда с «американцами». Все, кроме нас.

Мне кажется, нам следует защищать свои интересы, а не «плыть по течению», покорно выполняя указания из Брюсселя. Нам никто не желает добра. Несколько лет назад в гостинице «Ялта» проходил Международный симпозиум по виноделию. Вёл его директор МОВВ господин Кастеллучи. Он настойчиво рекомендовал нам отказаться от высокоценных европейских сортов винограда и предлагал солидное финансироварие за размножение малоценных гибридов типа Голубок, Антей Магарачский. В перспективе это означало погубить наше виноделие. Мы, конечно, на это не пошли, с этим не согласились.

В крымском виноделии ещё есть беда: наши виноградники изрежены на 20-30%, а они должны быть плотными в посадках: 3-4 тысячи кустов на гектар. Малогабаритных тракторов у виноградарей нет. Размещать насаждения следует в безморозной, обеспеченной теплом зоне, рядом с посёлками желающих работать людей. Вот тот небольшой минимум, который нужен для успеха дела.

- С виноградниками понятно. А как обстоит дело с самим виноделием?

Николай Донцов: К сожалению, здесь не всё благополучно. Главное сегодня - отделить вино от самогона, водки, фармацевтических спиртосодержащих препаратов, со злоупотреблением которыми ведётся борьба. С вином бороться не нужно, вину следует помогать с тем, чтобы закрыть для мошенников все возможные пути его фальсификации, чтобы работали единая классификация и единые правила производства виноградных вин.

Сегодня необходимо утвердить полезное для здоровья вино в статусе пищевой сельскохозяйственной продукции. Чего только стоит размещение виноградных вин в Федеральном Законе Российской Федерации от 22 ноября 1995 года «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потреб­ления (распития) алкогольной продукции». Этот закон устарел даже в своём названии. Он напоминает мне известное время борьбы советского государства с пьянством и алкоголизмом, когда выкорчёвывали тысячи гектаров беззащитных виноградников. Виноградного вина в этой кампании, с которой борется государство, не должно быть.

Разве вино распивают? Какое вульгарное толкование благородного виноградного вина! Ведь вино создано не для распития (у нас распивают на троих бутылку водки), а как полезное дополнение к продуктам питания, как элемент украшения праздничного стола. Вино предназначено не для одурманивания, опьянения человека, а для возбуждения в человеке прекрасного, доброго настроения и здоровья.

Евгений Шольц: Пока не поздно, необходимо срочно спасать чистое, полезное для здоровья натуральное виноградное вино, переводить его во всех документах в пищевую сельскохозяйственную продукцию. Снимать с него непосильное бремя налогов. Вести разъяснительную работу с населением о пользе натуральных вин и вреде крепких алкогольных напитков. Примеры благополучия в этом вопросе мы видим в любой европейской стране. 

Не секрет, что мы часто смотрим на эту беду с юмором, шутим, сочиняем анекдоты. В итоге: по культуре и материальной обеспеченности оказываемся на задворках цивилизации.

Стоит сказать о несовместимости водки и вина по экономическим причинам. Рентабельность вина, которое много лет буквально «выращивают на виноградниках», с трудом поддерживают на уровне 35-50%. Рентабельность крепких спиртных напитков, технология которых очень простая, достигает 500-800%, что привлекает к себе мошенников всех мастей. Это приводит к всевозможным преступлениям. В царской России в 19-м столетии по этой причине произошла национализация всех спиртовых и ликёроводочных заводов. Удорожание розничных цен на водку привело к меньшим масштабам её потребления и, как следствие, к оздоровлению населения.

Настало время и у нас восстановить монополию государства на производство спирта и ликёроводочных изделий с целью защиты вина от губительной для отрасли конкуренции, с целью защиты населения от алкогольной деградации.

Николай Донцов: Во всём цивилизованном мире виноградное вино, в отличие от спиртных напитков, освобождено от акцизных сборов. Государство всегда поддерживает производство винограда и вина. К тому же, в регионах, где наблюдается умеренное потребление красных вин из европейских сортов винограда, наблюдается снижение сердечно-сосудистых заболеваний, а главное - заметное увеличение продолжительности жизни.

Таким образом, в Законе России «О винограде и вине» должно быть чётко сформулировано, что такое вино и винодельческая продукция, должен быть поставлен заслон любым видам фальсификации, в том числе и так называемым «винным напиткам». Им не место в винодельческой промышленности, в том числе и в домашнем фермерском виноделии.

Евгений Шольц: «Закон о вине» должен узаконить единые термины виноделия. Например, ликвидировать название продукции «жемчужное». Нам стоило немалых усилий убрать из обихода виноделов Украины глупые термины «жемчужное, искристое», а в практике российского виноделия - это осталось нормой с прошлых времён.

Термин «жемчужное» можно оставить маркетологам для рекламы, а технологам в классификации вин он не нужен. Это коммерческий трюк, которым заменили простое, понятное всем слово «газированное вино».

Необходимо внести в поправку понятия «ликёрное вино». Не могут быть отнесены к ликёрным винам Херес и Мадера. Тем более, что они могут быть приготовлены в сухом (не сладком) исполнении. Уточнить следует термин «шампанизация». По нашему мнению, это означает процесс вторичного брожения вина в сосудах под давлением на сахарном ликёре, предложенное впервые во Франции в провинции Шампань.

Теперь два слова о крепких и десертных винах. Это особая категория винодельческой продукции, которую любит наш соотечественник. Безусловно, и акцизы, и другие налоги на неё действительны. В советское время подобных вин невысокого качества было много, а теперь им поставлен заслон.

И мы имеем полное право выпускать так называемые «специальные» крепкие и десертные вина высокого качества. Их объединяют так называемые «типажные вина», названные по месту происхождения: Портвейн, Мадера, Херес, Марсала и сладкие (десертные) вина, приготовленные путём спиртования сусла на ранних этапах брожения. Их готовят по специальной технологии, и можно поэтому назвать эту группу «специальные вина».

Южный берег Крыма создан для подобных вин, и винодельческое объединение «Массандра» уже почти 150 лет специализируется на них. Но здесь есть свои нюансы.

За сто лет сотни высших наград (Гран-при, золотые и серебряные медали) получили прекрасные десертные российские вина. Ликвидировать их в угоду высокопоставленным чиновникам по рекомендации работников ресторана (сомелье) не следует.

- Какие вопросы нужно снять в первую очередь?

Евгений Шольц: Виноградари во всём мире подчиняются требованиям винодела, а ещё лучше, когда обе профессии совмещаются в одном лице - хозяине винодельческого производства. Это и есть фермер-винодел. Считаю, что государство в первую очередь должно помочь развитию фермерско-винодельческих хозяйств. Во Франции их почти десять тысяч под красивым названием «Шато», что значит Замок, Усадьба.

В нашей стране уходят в прошлое городские винзаводы, не имеющие собственных виноградников. Становятся вне закона и коньячные заводы, не имеющие собственного спиртокурения, и, конечно, неприемлемы производители коньяка без собственных виноградников. Они, так же как и шампанисты, не могут работать без постоянной сырьевой основы - своих виноградников.

Сегодня нам предлагают срочно отказаться от использования пищевого этилового ректификованного спирта и перейти на спирт виноградного происхождения. Это будет способствовать сокращению традиционного южнобережного виноделия.

И процесс уже пошёл: в сезон виноделия 2017 года, располагающий на редкость высоким качеством винограда, мы резко сократили классическое массандровское виноделие и в неприспособленных условиях стали на Южном берегу Крыма готовить столовое вино. Зачем? Вместо классических массандровских вин стали массово готовить сухое вино.

Необходимо восстановить цехи утилизации и за ближайшие 4-5 лет накопить из отходов виноделия для крепких вин достаточное количество ректификованного виноградного спирта. При этом для мускатных сладких и ликёрных вин сохраняется правило минимального набраживания собственного спирта (3-4%), а в виде исключения вносится дважды ректификованный спирт пищевого происхождения.

Николай Донцов: При СРО (саморегулируемая организация) создана дегустационная комиссия, которая по приглашению фермера-винодела оценивает предприятие, отбирает образцы вин, даёт органолептическую оценку качества приготовленных вин, делают замечания. При положительном лабораторном анализе и устранении недостатков, если таковы были, подают в лицензирующий орган представление на получение лицензии. Фермер-винодел подаёт декларацию на приобретение акцизных марок и реализации вина. Все вопросы, связанные в отрасли виноделия, решает СРО.

По «Закону о вине» необходимо создать рабочую группу при Министерстве сельского хозяйства, в которую входили бы представители науки, Массандры, Магарача, Севастопольской зоны, фермеры. И написали бы закон по энциклопедии, а не по кулинарным книгам Похлёбкина.


От редакции

Мы приглашаем к обсуждению закона виноградарей и виноделов Крыма: от частных компаний до учёных из национального института винограда и вина «Магарач». На страницах нашей газеты всегда есть место для публикаций по этой проблеме. Также мы готовы организовать «круглый стол» для всех, кого беспокоят проблемы виноградарства и виноделия в Крыму.

Текст: Валентина Васильева

  • 27/03/2018
  • 473
  • c-pravda.ru
Партнеры Ассоциации виноградарей и виноделов Крыма
  • logo mass2
 
  • LOGO EZKV1
  • LOGO ESSE1
  • alef logo
Внимание!
Данный сайт содержит информацию об алкогольной продукции, доступную только для совершеннолетних посетителей.
Мне 18 или более лет! Уйти с сайта